Мрак Средневековья

    В раннем средневековье домашние кошки были редки и дороги. Христиане относились к кошкам неплохо. Например, кошка была единственным домашним животным, которое дозволялось держать в  монастырях. Кстати, предполагают, что именно монахи “разнесли” кошку по всему континенту.

    Их количество настолько возросло, что мантии церковников отделывались только кошачьим мехом. В 1127 году архиепископ Корбойль издал указ, что ни один монах или монахиня не имеют права носить мех дороже, чем овчина или кошачий. Но затем почти по всей Европе жизнь кошки превратилась в настоящий ад.

Кошки и христианство, гонения на кошек

 

  

инквизиция борется с кошками

    Когда в начале тринадцатого века святой Фома Аквинский объявил колдовство величайшим злом, францисканский монах Бертольд фон Регенсбург стал проповедовать с церковной кафедры о том, что кошачье дыхание источает чуму. Усердствуя в яростных отповедях вероотступникам, он восклицал: "Еретик потому и называется еретиком, что он похож только на одного зверя - на кота!" (keter-еретик, kater- кот). Под именем отца Бертольда он исходил пол- Европы, обрушиваясь на три К - еретиков, кротов и кошек. Вскоре папа Иннокентий VIII, прозванный в Германии "невинным", издал указ. В нем колдовство и поклонение черту были представлены как реальность, против которой церковные власти должны были бороться со всей строгостью. Во многих случаях эта папская булла служила средством устранения неугодных сограждан. Вместе с еретиками и ведьмами с преисподней связаны и их кошки, которые тоже должны предстать перед инквизицией.

    Ненависть к кошкам превратилась в культ, их убийство - в своеобразное состязание. В Дании кошку закрывали в бочке, вывешивали ее между деревьями и, подъезжая на лошади, кололи бочку копьем. Тот. кому удавалось разбить бочку в щепы и убить кошку, объявлялся победителем и провозглашался "кошачьим королем". В Англии кожаный мешок с посаженной в него кошкой служил мишенью для лучников. В Испании того времени был известен "кошачий орган", при нажатии клавиш которого защемлялись кошачьи хвосты, отчего несчастные животные громко вопили.

     В 1344 году в Меце началась эпидемия тяжелого нервного заболевания, именуемого пляской святого Витта, в которой обвинили дьявола в кошачьем обличье. После этого в течение четырехсот с лишним лет жители этого французского города каждый год публично сжигали в железной клетке тринадцать кошек. Охота на кошек достигла своего апогея в XVI-XVII веках. Уже одно то, что у человека имелась кошка, а сам он был стар и неказист, давало повод к обвинению в колдовстве. Единственное, что могло спасти черную кошку от костра, было наличие белого пятна на ее груди. Такая метка называлась знаком ангела, и кошка с этим пятном считалась невиновной в колдовстве.

    Массовое уничтожение кошек повлекло за собой резкий рост численности крыс и мышей, переносивших чумную палочку. В Европе вспыхнула эпидемия "черной смерти", уничтожившая целые города. К началу XVIII века официальное преследование ведьм прекратилось. Но в деревне представления менялись медленно.

 

Кошки и суеверия

      Времена Средневековья были крайне плодотворными для развития разного рода кошачьих суеверий. Считалось, что убийство кошки посреди поля, будет способствовать хорошему урожаю и оберегать поле от воров. Этот кошмарный обряд был в свое время сильно распространен в Богемии и в Померании. Подобная традиция, но уже в более безобидной форме, сохранилась и по сей день в Дофине, близ франко- итальянской границы. Там перед началом и в конце косовицы кошку, обязательно добродушную, убирают цветной бахромой, колосьями и васильками. А после праздника и танцев девушки снимают с кошки наряд.

       средневековая инквизиция казнит кошкуОбраз кошки был связан не только с плодородием, но и с погодой, будто она накликает бури и грозы. В "Естественной истории для всех" Бехштейна была даже попытка дать этому научное объяснение. Там говорится: "Из-за электризующего выдыхания создаются причины, при которых кошки в сильную грозу прячутся, так как они, если в дом ударит молния, весьма уязвимы для молниеносной материи: отсюда их беспокойство и пугливость во время сильных гроз". Этот пассаж, разумеется, запрещает людям сидеть во время грозы под тем же деревом, в том же амбаре, куда забежала кошка. Кошки не только притягивают молнии, но, согласно древнему предрассудку, в состоянии даже усмирять огонь. Огненными кошками называли несчастных животных, которых бросали в горящие дома, чтобы затушить пламя.

       Один из самых отталкивающих обрядов, связанных с кошками, состоял в том, что животное вмуровывали в стену или фундамент здания. Считалось, что это обезопасит дом от мышей и крыс, но, вероятнее всего, в основе обряда было жертвоприношение. При разборке Тауэра в Лондоне в одной из каменных кладок был обнаружен высохший труп кошки, жившей в семнадцатом столетии и едва ли случайно попавшей в стену.

      Особым вниманием кошка пользовалась на борту парусника. Если морякам предстояло дальнее плаванье, то кошку загоняли на мачту, и чем выше она забиралась, тем лучше должна была быть погода в путешествии.

      Я не хочу подробно описывать, как врачи Средневековья использовали кошачью кровь, мясо и шерсть для приготовления различного рода снадобий, притираний и даже любовных эликсиров. Сегодня подобные рецепты вызывают ужас и отвращение, но еще два- три поколения назад в деревне попытка вывести бородавки с помощью мертвой кошки считалось обычным делом. Вспомним хотя бы Тома Сойера и его манипуляции с дохлым котом. Но, тем не менее, ненависть к этим животным отнюдь не была повсеместной. Например, на юге Франции широко бытовала вера в волшебных кошек - метаготов, которые могли принести процветание в дом, где их любят и холят. Типичный представитель метаготов - Кот в сапогах, который добыл для своего хозяина целое королевство. В шестнадцатом веке сэр Генри Вайят, узник Тауэра, скрашивал свои дни заточения с кошкой, забредшей в его узилище. Она согревала его, приносила пойманных голубей. Тауэрскому смотрителю не запрещалось готовить узнику пищу из предоставляемых им самим продуктов, так что у сэра Генри всегда было в достатке птичьего мяса.

      Другой узник Тауэра, юный герцог Саутгемптон, бывший покровителем Шекспира, заказал свой портрет с любимой кошкой, которая, говорят, разыскала хозяина, проникнув в его камеру по дымоходу.

 

Кошки и живопись на протяжении веков

 

картина кот в сапогахНастала пора поговорить о художниках - любителях кошек. Кошки всех времен всегда оставались на фресках и полотнах, мозаиках и витражах, даже на хрупких листах средневековых манускриптов. Их изображали в стекле и мраморе, фарфоре и керамике, хрустале и папье-маше. Грациозное, загадочное и непознанное - это животное стало темой для сотен художников всех направлений. Во многих музеях мира это любимый экспонат, не говоря уж о многих частных коллекциях. В течение тысячелетий многие живописцы и художники- графики рисовали кошку, завороженные пластикой ее движений, грацией, быстротой реакции. Настенные росписи и свитки папируса являют нам кошку - участницу религиозных церемоний и безудержных тризн. А фрески XV века до нашей эры показывают охотничьи сцены. В римской и греческой живописи изображение кошки встречается на монетах, амфорах и красивых мозаиках.

С тысячного года кошка появляется на китайских и японских рисунках и полотнах. На картине "Мечта кошки" К. Утамаро видно спящее животное, которое получило от хозяина большую рыбину. На многих полотнах Востока кошка олицетворяла собой гейшу. Образ хранительницы домашнего очага и одновременно ведьмы вдохновил в средние века многих художников на самые противоречивые изображения. А. Дюрер поместил кошку в раю у ног Адама и Евы, стоящих под посвятил ей картину "Мадонна с кошкой". Животное, которое на всех картинах до этого изображалось как символ демонических сил, художник помещает в руки Младенца, чтобы Красота соединилась с Благодатью и Божественностью. Картина, к сожалению, утрачена, но осталось восемь эскизов, которые сами по себе имеют ценность законченного произведения.

Картина Девочка кормит кошекЛеонардо любил подолгу наблюдать за кошками. Он зарисовывал их в самых разных позах, изучал их повадки, делал наброски сцен борьбы, умывания, ловко схватывая игру, проявления гнева и радости. Ф. Снейдерс, современник П. Рубенса, был большим знатоком животных. Полотна из серии "лавки" - "Рыбная лавка с кошкой", "Собака и кошка", "Изучение кошек", "Лиса и кошка", "Кошка и дичь" показывают нам это животное во всем многообразии его поведения. Г. Ван Хонтхорст изображает на одном из полотен запутавшуюся в веревках кошку. А. Адриансен подчеркивает свое пристрастие именно к этому зверьку в картине "Тихая жизнь с кошкой". На прекрасном полотне "Послание Марии" П. Рубенса, находящемся в Антверпене в доме Рубенса, видна большая полосатая серая кошка, спящая у корзины и олицетворяющая домашний уют. Поражаемся мы и тщательному изображению этого животного у Д. Тенирса на картине "Концерт кошек и обезьян", хранящейся в Мюнхене, и на одном голландском полотне неизвестного автора шестнадцатого века "Кошки у обезьяны-цирульника". П. Брейгель Старший написал кошку на картине "Смерть Марии", а X. Босх изображает кошку в красивейшем триптихе "Сад наслаждений". Великий испанский живописец Д. Веласкес показывает нам кошку на картине "Пряхи". Французская художница М. Л. Виже Лебрен, известная как портретистка Марии Антуанетты и членов королевского двора Людовика XVI, изображает и кошек на картине "Святое семейство". А. Ватто написал свои "Штудии о кошках", а на картине Ф. Гойи "Молодой вельможа" можно увидеть таинственную домашнюю кошку.

картина Мадонна с кошкойШвейцарский художник Г. Минд - "кошачий Рафаэль". Назван так за то, что сделал кошек главным объектом своего творчества. Кошки для него - символ счастья и спутники жизни. Он писал их главным образом карандашом и пером. У Минда была любимая кошка Минетта. Когда в 1809 году в Берне началась эпидемия кошачьего бешенства, то власти приказали уничтожить всех кошек в городе. Более семисот животных было предано смерти, однако Минду удалось спасти свое животное. Эти не очень трагические для человечества события потрясли художника и не изгладились из его памяти до конца жизни.

В живописных полотнах Г. Роннер кошки - главные действующие лица. Все они выписаны с большой достоверностью. Ее картины пользуются большой популярностью во всем мире. Кайзер Вильгельм первый купил одну - "Кошка, обороняющаяся против собак", а португальская королевская чета - пять картин. К выдающимся произведениям Г Роннер, за которые она удостоена многих международных премий и звания рыцаря ордена Леонарда, относятся: "Счастливая семья", "Четыре персидские кошки", "Молодые кошки, играющие с клубком" и "Три тявкающие собаки с кошкой на стуле".

Француз Л Ламбер прославился своими карандашными рисунками животных. Самые его известные работы - "Котята, играющие на ковре", "Кошки в кузнице", "Кормление кошек", "Четыре маленькие кошки и попугай" и другие. Швейцарец Т. Стейнлен делал акварели необычайной раскраски, чтобы лучше показать кошачью грацию. Вдохновение он искал на улицах Парижа, где ютилось множество бездомных кошек. Ему принадлежат картины "Апофеоз кошек", "Кабаре черной кошки", "Кошка с сосущими котятами". Именно он первый изобразил кошку в рекламной открытке для молочников.

картина Котята играющие на ковре

Отдельно стоит рассказать о "кошачьем папе" - Л. Уэйне. Герои его картин и рисунков, выполненных в конце прошлого века, это, главным образом, люди-кошки, удивительный мир очеловеченных животных, вращающихся в Британском обществе конца девятнадцатого столетия. Дети-кошки, порой непослушные и недисциплинированные, ходят в школу. Кошки-учителя воспитывают их, а над ними смеются самые непослушные ученики. На всех рисунках Уэйна царит мир игры и шутки. Мир кошек Уэйна, как зеркало, отражает британскую социальную иерархию. У него есть и денди с шампанским и гаванскими сигарами, готовые к праздному ничегонеделанию, и коты в котелках, обменивающиеся последними светскими новостями на загородной прогулке. Вдохновляли кошки и других выдающихся художников девятнадцатого века. Известны графические работы "Кошки и цветы" и "Рандеву с кошками" Э. Мане, "Девушка с кошкой" О. Ренуара, на которого не могла не подействовать чувственная красота этих животных. Ренуар написал множество кошек, сидящих у девушек на руках или самостоятельно. Э. Дега, превосходный художник, человек весьма чувствительный, отметил пристрастие Ренуара к кошкам и сказал, комментируя одну его картину: "Кажется, написано кошкой".

Абстрактные кошки Пикассо и Бекмана выполнены очень тепло, однако этот стиль не нравится владельцам кошек, которые предпочитают более близкие к натуре изображения. То же относится и к творчеству П. Клее. На память приходят две из многочисленных его работ: Тора священного кота" и "Кот и птица". На первой картине изображен космический кот. Его бледность, светлая планета в глубине придают картине фантастические краски, ореол таинственности.

Заключение

Предстал пред вами кошек ряд,
И вот теперь-то, на мой взгляд,
Вам не понадобится гид.
Чтоб разглядеть их колорит.
Для вас отныне не секрет,
Что кошки - это ваш портрет,
А также и других людей
Со всем их множеством идей.
Есть выжившие из ума,
И здравомыслящих есть тьма,
Хороших много и плохих,
О всех сложить возможно стих.
Узнали вы про их черты,
Про их забавы и труды...
Любая в мире кошка ждет,
Чтоб оказали ей почет.

   Когда в начале тринадцатого века святой Фома Аквинский объявил колдовство величайшим злом, францисканский монах Бертольд фон Регенсбург стал проповедовать с церковной кафедры о том, что кошачье дыхание источает чуму. Усердствуя в яростных отповедях вероотступникам, он восклицал: "Еретик потому и называется еретиком, что он похож только на одного зверя - на кота!" (keter-еретик, kater- кот). Под именем отца Бертольда он исходил пол- Европы, обрушиваясь на три К - еретиков, кротов и кошек. Вскоре папа Иннокентий VIII, прозванный в Германии "невинным", издал указ. В нем колдовство и поклонение черту были представлены как реальность, против которой церковные власти должны были бороться со всей строгостью. Во многих случаях эта папская булла служила средством устранения неугодных сограждан. Вместе с еретиками и ведьмами с преисподней связаны и их кошки, которые тоже должны предстать перед инквизицией. Ненависть к кошкам превратилась в культ, их убийство - в своеобразное состязание. В Дании кошку закрывали в бочке, вывешивали ее между деревьями и, подъезжая на лошади, кололи бочку копьем. Тот. кому удавалось разбить бочку в щепы и убить кошку, объявлялся победителем и провозглашался "кошачьим королем". В Англии кожаный мешок с посаженной в него кошкой служил мишенью для лучников. В Испании того времени был известен "кошачий орган", при нажатии клавиш которого защемлялись кошачьи хвосты, отчего несчастные животные громко вопили. В 1344 году в Меце началась эпидемия тяжелого нервного заболевания, именуемого пляской святого Витта, в которой обвинили дьявола в кошачьем обличье. После этого в течение четырехсот с лишним лет жители этого французского города каждый год публично сжигали в железной клетке тринадцать кошек. Охота на кошек достигла своего апогея в XVI-XVII веках. Уже одно то, что у человека имелась кошка, а сам он был стар и неказист, давало повод к обвинению в колдовстве. Единственное, что могло спасти черную кошку от костра, было наличие белого пятна на ее груди. Такая метка называлась знаком ангела, и кошка с этим пятном считалась невиновной в колдовстве. Массовое уничтожение кошек повлекло за собой резкий рост численности крыс и мышей, переносивших чумную палочку. В Европе вспыхнула эпидемия "черной смерти", уничтожившая целые города. К началу XVIII века официальное преследование ведьм прекратилось. Но в деревне представления менялись медленно. Времена Средневековья были крайне плодотворными для развития разного рода кошачьих суеверий. Считалось, что убийство кошки посреди поля, будет способствовать хорошему урожаю и оберегать поле от воров. Этот кошмарный обряд был в свое время сильно распространен в Богемии и в Померании. Подобная традиция, но уже в более безобидной форме, сохранилась и по сей день в Дофине, близ франко- итальянской границы. Там перед началом и в конце косовицы кошку, обязательно добродушную, убирают цветной бахромой, колосьями и васильками. А после праздника и танцев девушки снимают с кошки наряд. Образ кошки был связан не только с плодородием, но и с погодой, будто она накликает бури и грозы. В "Естественной истории для всех" Бехштейна была даже попытка дать этому научное объяснение. Там говорится: "Из-за электризующего выдыхания создаются причины, при которых кошки в сильную грозу прячутся, так как они, если в дом ударит молния, весьма уязвимы для молниеносной материи: отсюда их беспокойство и пугливость во время сильных гроз". Этот пассаж, разумеется, запрещает людям сидеть во время грозы под тем же деревом, в том же амбаре, куда забежала кошка. Кошки не только притягивают молнии, но, согласно древнему предрассудку, в состоянии даже усмирять огонь. Огненными кошками называли несчастных животных, которых бросали в горящие дома, чтобы затушить пламя. Один из самых отталкивающих обрядов, связанных с кошками, состоял в том, что животное вмуровывали в стену или фундамент здания. Считалось, что это обезопасит дом от мышей и крыс, но, вероятнее всего, в основе обряда было жертвоприношение. При разборке Тауэра в Лондоне в одной из каменных кладок был обнаружен высохший труп кошки, жившей в семнадцатом столетии и едва ли случайно попавшей в стену. Особым вниманием кошка пользовалась на борту парусника. Если морякам предстояло дальнее плаванье, то кошку загоняли на мачту, и чем выше она забиралась, тем лучше должна была быть погода в путешествии. Я не хочу подробно описывать, как врачи Средневековья использовали кошачью кровь, мясо и шерсть для приготовления различного рода снадобий, притираний и даже любовных эликсиров. Сегодня подобные рецепты вызывают ужас и отвращение, но еще два- три поколения назад в деревне попытка вывести бородавки с помощью мертвой кошки считалось обычным делом. Вспомним хотя бы Тома Сойера и его манипуляции с дохлым котом. Но, тем не менее, ненависть к этим животным отнюдь не была повсеместной. Например, на юге Франции широко бытовала вера в волшебных кошек - метаготов, которые могли принести процветание в дом, где их любят и холят. Типичный представитель метаготов - Кот в сапогах, который добыл для своего хозяина целое королевство. В шестнадцатом веке сэр Генри Вайят, узник Тауэра, скрашивал свои дни заточения с кошкой, забредшей в его узилище. Она согревала его, приносила пойманных голубей. Тауэрскому смотрителю не запрещалось готовить узнику пищу из предоставляемых им самим продуктов, так что у сэра Генри всегда было в достатке птичьего мяса. Другой узник Тауэра, юный герцог Саутгемптон, бывший покровителем Шекспира, заказал свой портрет с любимой кошкой, которая, говорят, разыскала хозяина, проникнув в его камеру по дымоходу.


Контакт

Телефон:

+375 29 5522207

+375 29 7703366

alisa_dorozh@rambler.ru
г.Минск,Беларусь





Наши друзья